На главную

Опрос

Реклама

 

 

Общий гороскоп на сегодня |

БгССЮвР, 18 ЅЮпСам 2017, 18:46

В середине недели Луна идет по знаку Льва, что неизбежно толкает нас к дорогим покупкам для себя любимых, некоторой напыщенности и самодемонстрации. Сегодня все будет делаться напоказ, как на вручении Оскара. День принесет много ярких вечеринок, шоу, презентаций, мы будем облачаться в лучшие одежды, хвастать своими творческими достижениями, дорогими покупками.

 

Многие будут заниматься фотографиями - отдавать их в печать, устраивать фотосессию, публиковать их на сайтах, показывать друзьям и знакомым. Противостояние Марса и Юпитера в мировом масштабе может провоцировать конфликты, а в повседневной жизни давать неуважение к закону.

 

далее


Ваш персональный гороскоп

 

Библиотека

Мишель Нострадамус

Нострадамус (14 декабря 1503 - 2 июля 1566) врач и алхимик, знаменитый своими пророчествами.

далее

в избранное

Главная |Великие пророки | Авель Вещий

 

Говорят, нет Пророка в своем отечестве. Врут. В нашем отечестве они и были, и есть, да только им всегда приходилось тяжко – не любят пророков сильные мира нашего. Но даже среди самых таинственных, выделяется монах Авель, получивший прозвище «Вещий», с его особыми таинственностью, трагизмом и потрясающе точными и страшными предсказаниями.


Жизнь этого монаха невозможно уложить в обычные рамки рождения и смерти. Как сам он определил ее, дерзновенно написав в 20-е годы XIX века, за двадцать лет до смерти, «Житие и страдание отца и монаха Авеля». Дерзость состоит в том, что жития принадлежат только святым. Так что, назвав так свое жизнеописание, монах как бы приравнял себя к святым. Однако монах Авель всегда был и оставался глубоко верующим человеком, велико чтившим церковь.

Авель сносил лишения и бедствия безропотно и терпеливо, ни на шаг, ни на слово не отступаясь от своих пророчеств. Не случайным же было словосочетание «житие и страдание».

Пророчества Авеля затрагивали русскую историю на огромном временном отрезке - от правления Великой Екатерины до гибели Николая II. А возможно - до самого конца...

Итак, Авель - монах-предсказатель, родился в крестьянской семье в 1757 году.  Из 84 лет жизни около 20 провел в заключениях за предсказания, в частности -  дня и часа смерти Екатерины II и  Павла I, предсказание нашествия Наполеона и сожжения Москвы. Император Николая I приказал заточить монаха в Спасо-Ефимьевский монастырь, где тот  умер в 1841 году.

Сам же о себе Авель в своем «Житии», напечатанном журналом «Русская Старина» в в1875 году, писал:

«Сей отец, Авель, родился в северных странах, Московских пределах, в Тульской губернии, в Алексеевской округе, Соломенской волости, в деревне Акулово, в лето от Адама семь тысяч двести шестьдесят и пять годов (7265), а от Бога Слова в одна тысяча и семьсот пятьдесят и семь годов (1757). Зачатие ему было и основание в месяце июне и месяце сентябре в пятое число; а изображение ему рождение в месяце декабре и марте в самое равноденствие: и дано имя ему, якоже и всем человекам, рожденным марта седьмаго числа. Жизни отцу Авелю Бог положил восемьдесят и три года и четыре месяца; а потом плоть и дух его обновятся, и душа его изобразится, яко Ангел и яко Архангел».

В семье хлебопашца и коновала Василия и жены его Ксении было девять детей. При крестинах нарекли его Василием.  Даты рождения Авель указал по юлианскому календарю. По григорианскому  он родился 18 марта, - почти в  равноденствие. Дату своей смерти он предсказал почти точно - умер Авель 29 ноября 1841 года, было ему 84 года и восемь месяцев.

Грамоте он научился поздно, в 17 лет, работая плотником в Кременчуге и Херсоне. Хотя «по специальности» он был потомственный коновал, но «о сем мало внимаше». Впрочем, его постоянные длительные отлучки на заработки и другую причину: родители его женили против воли на девице Анастасии, потому он старался не жить дома. В юные годы он тяжко заболевает и  -  то ли с ним что-то происходит, то ли было какое-то видение, то ли он дает обет в случае выздоровления посвятить себя служению Богу. Чудом поправившись, он обращается к родителям с просьбой благословить его на уход в монастырь.

Престарелые родители его не отпустили и не благословили. Однако в 1785 году Василий тайно уходит, оставив в деревне жену и троих детей. Пешком, побираясь, добирается он до Петербурга и падает в ноги барину - камергеру Льву Нарышкину. Что говорил беглый крестьянин своему господину - неведомо, но вольную он получил, перекрестился и отправился в дальний путь. Будущий предсказатель  идет пешком до Валаамского монастыря, где принимает постриг с именем Адама. Прожив в монастыре год, он «взем от игумена благословение и отыде в пустыню». Несколько лет он живет в одиночестве,  борясь с искушениями. «Попусти Господь Бог на него искусы великие и превеликие. Множество темных духов нападаше нань». И в марте 1787 года видение ему было: два ангела вознесли его и сказали:

«Буди ты новый Адам и древний отец Дадамей, и напиши яже видел еси; и скажи яже слышал еси. Но не всем скажи и не всем напиши, а токмо избранным моим и токмо святым моим; тем напиши, которые могут вместить наши словеса и наша наказания. Тем и скажи и напиши. И прочая таковая многая к нему глаголаша».

А ночью на 1 ноября 1787 года было ему еще «дивное видение и предивное. Поведал ему Господь тайны будущего, велев донести предсказания народу: «Господь же... рече к нему, сказывая ему тайная и безвестная, и что будет ему и что будет всему миру».

Покинув пустынь и монастырь, вещий монах Авель пошел странником по земле православной.

Девять лет он провел в странствиях, пока не остановился в Николо-Бабаевском монастыре Костромской епархии. Именно там, в монастырской келье, он написал свою первую пророческую книгу, в которой предсказал, что царствующая ныне императрица Екатерина II скончается через восемь месяцев. Показал эту книгу настоятелю в феврале 1796 года, а тот отправил его вместе с книгой к епископу Костромскому и Галицкому Павлу,

Епископ  от всей души, сопроводив совет бранью и побоем, «посоветовал» провидцу забыть о написанном и вернуться в монастырь - грехи замаливать,  перед тем указав на того, кто научал его этакому святотатству. Однако Авель стоял на своем. В результате всего, не решившись просто уничтожить книгу, в которой были «различные царские секреты», епископ сплавил упрямого пророка губернатору, а тот сперва посадил автора в острог, позже отправил его в Петербург под строгим конвоем.

В Петербурге люди в Тайной Экспедиции всерьез заинтересовались его предсказаниями. Они старательно записывали все сказанное монахом в протокол допросов.

Во время допросов простодушный Авель не отказался ни от одного своего, утверждая, что мучался совестью девять лет, со дня видения. Он и желал и боялся «об оном гласе сказать Ея Величеству».

Если бы пророчество не касалось царской фамилии, скорее всего, Авеля запороли бы или сгноили в глухих монастырях. Так же суть дела доложили графу Самойлову, генерал-прокурору. Граф сам прибыл в Тайную Экспедицию, долго беседовал с провидцем, все больше склоняясь к тому, что перед ним просто юродивый. Он кричал на Авеля,  ударил его по лицу, Авель же стоял на своем и повторял: «Меня научил секреты составлять Бог!»

После долгих сомнений, о пророчестве доложили Екатерине, которая,  услышав дату своей смерти, упала в обморок.  Поначалу она хотела казнить монаха, все же проявила  великодушие и указом от 17 марта 1796 года посадила в Шлиссельбургскую крепость

В шлиссельбургских казематах пробыл Авель десять месяцев и десять дней. Там же он узнал новость, о которой ему уже было ведомо: 6 ноября 1796 года, в 9 часов утра, скончалась императрица Екатерина II. Скончалась день в день согласно его предсказанию.

На трон взошел Павел Петрович. Как всегда, с властью сменялись и чиновники. Сменился и генерал-прокурор Сената, им стал князь Куракин. Разбирая секретные бумаги, он натолкнулся на запечатанный личной печатью графа Самойлова пакет, вскрыв который  Куракин обнаружил  ужасным почерком записанные предсказания. Более всего поразило Куракина роковое предсказание о смерти императрицы..

Как уже говорилось, Павел I был склонен к мистике и не смог просто пройти мимо страшного предсказания о смерти Екатерины II, сбывшегося с точностью. 12 декабря князь А. Б. Куракин объявил коменданту Шлиссельбургской крепости Колюбякину волю государя прислать в Петербург арестанта Васильева.

Аудиенция у Павла была длительной, проходила с глазу на глаз, и потому точных свидетельств о ее содержании не сохранилось. Возможно, именно тогда Авель назвал дату смерти самого Павла и предсказал судьбу империи на двести лет вперед. Хотя, судя по тому, что Павел I проявил к нему расположение и искреннее участие, тайну смерти монарха Авель ему не открыл. Павел же издал 14 декабря 1796 года высочайший рескрипт, повелевавший «расстригу Адама по его желанию постричь в монахи». Тогда-то вместо имени Адам он принял имя Авель.

Некоторое время монах Авель живет в Невской Лавре, потом отправляется на Валаам. Потом неожиданно является в Москве, где проповедует за деньги всем желающим. Потом так же внезапно уезжает назад, на Валаам. Оказавшись там, Авель снова берется за перо и  пишет новую книгу, в которой предсказывает... дату смерти обласкавшего его императора. Как и в прошлый раз, он ознакомил с предсказанием монастырских пастырей, которые, перепугавшись, отослали книгу Петербургскому митрополиту Амвросию. Ни сам митрополит Амвросий, ни проведенное им следствие, не осиливают расшифровку предсказаний вещего монаха, и ужасное предсказание отправляется сперва в секретную палату, а потом ложится на стол Павлу I.

Книга содержит пророчество о скорой насильственной смерти Павла Петровича, указывается даже точный срок его смерти - якобы смерть его будет в наказание за невыполненное обещание построить церковь архистратигу Михаилу. Прожить же государю остается столько, сколько букв  в надписи над воротами Михайловского замка, строящегося вместо обещанной церкви. Впечатлительный Павел приходит в ярость и отдает приказ отправить прорицателя в каземат. 12 мая 1800 года Авель снова заключен, уже в Алексеевский равелин Петропавловской крепости.

Но сидеть ему там уже недолго - тучи вокруг головы Павла сгущаются. Юродивая Ксения Петербургская пророчествует по всему городу то же самое, что и Авель: срок жизни Павла I  - количество годов, совпадающее с количеством букв в библейской надписи над воротами замка. Букв было - сорок семь.

Все предсказания сбылись в ночь с 11 на 12 марта 1801 года. Павел скончался от «апоплексического удаpa», а точнее – от удара, нанесенного в висок золотой табакеркой. Говорят, в ночь убийства с крыши сорвалась огромная стая ворон, огласившая  окрестности замка криками, вселяющими в сердца ужас.

Пророчества вещего монаха сбылись опять,  через десять месяцев и десять дней. После смерти Павла I Авеля спровадили под строгий надзор на Соловки, в монастырь, запретив покидать его.

Но запретить вещему монаху пророчествовать не может никто. В 1802 году он пишет новую книгу, в которой предсказывает невероятные события сожжения Москвы, указывая 1812 год, и описывая «как будет Москва взята французами…».

Предсказание доходит до императора Александру I. Обеспокоенный не столько предсказанием, в то время казавшимся диким и нелепым, сколько тем, что слухи о нем будут расходиться и разноситься молвой, государь повелел посадить монаха-предсказателя в тюрьму Соловков и повелел «быть ему там дотоле, пока не сбудутся его пророчества».

Пророчества сбылись. Через десять лет и десять месяцев.  14 сентября 1812 года Наполеон вошел в первопрестольную, оставленную Кутузовым. Александр I , обладающий  прекрасной памятью,  по получении известия о пожаре в Москве, диктует князю А. Н. Голицыну письмо в Соловки: «Монаха Авеля исключить из числа колодников и включить в число монахов, на всю полную свободу. Ежели он жив, здоров, то приезжал бы к нам в Петербург, мы желаем его видеть и с ним поговорить».

Письмо на Соловках получили 1 октября, и вызвало у соловецкого игумена Иллариона нервную дрожь. По всей видимости, с узником он обращался хуже некуда, потому встречи Авеля и императора он не желал. Илларион отписывается, что «ныне отец Авель болен и не может быть, а разве на будущий год по весне».

Государь сразу понял, что за «болезнь» у вещего монаха и через Синод повелел немедленно монаха Авеля из Соловецкого монастыря выпустить, дав ему паспорт во все российские города и монастыри. И чтобы он всем был доволен, и платьем и деньгами.

Илларион после этого указа решается уморить голодом старца. Возмущенный Авель предрекает ему и его помощникам неминучую гибель. Испуганный отпускает его, но той же зимою на Соловках случился странный мор, в котором сам Илларион и его подручные, чинившие зло Авелю, скончались от непонятной хворобы.

Сам монах летом 1813 года прибывает в Петербург. Императора Александра I в это время нет – он находится за границей, и Авеля принимает князь Голицын, который беседует с Авелем с глазу на глаз. По свидетельству самого монаха, он поведал князю «вся от начала до конца». Услышав в ответах вещего монаха судьбы всех государей до конца веков, до пришествия антихриста, князь ужасается. Педставить прорицателя государю он не решился, однако снабдил его средствами и спровадил в паломничество по святым местам. Его покровительницей стала графиня П, Потемкина, взявшая на себя заботу о его благополучии.

Несмотря на перенесенные страдания и невзгоды был монах Авель  крепок телом и духом могуч. Он посетил греческий Афон,  Царьград-Константинополь,  Иерусалим. В страхе перед новым заключением, он остерегался пророчествовать, да и князь Голицын наверняка сделал ему серьезные внушения. После странствий Авель поселился в Троице-Сергиевой Лавре.

К этому времени его слава разошлась по всей России. К нему в монастырь стали ездить  с просьбами о предсказаниях. Однако на все вопросы монах упрямо отвечает, что сам он не предсказатель, но он только проводник слов Господа. На подобную просьбу графини Потемкиной он отвечает так же отказом, однако прямо объясняет причины: …Я от вас получил недавно два письма, пишите вы в них: рассказать вам пророчества, то и то. Знаете ли, что скажу: мне именным указом запрещено пророчествовать. Так и сказано: ежели монах Авель вслух людям или кому станет пророчества писать на хартиях - брать тех людей под секрет, да и самого монаха Авеля тож, и держать их в тюрьме или остроге под крепкими стражами. Видите, Прасковья Андреевна, какое наше пророчество. В тюрьмах лучше быть, аль на воле, сего ради размыслите убо... Я согласился ныне лучше ничего не знать,  да быть на воле, нежели знать, да быть в тюрьме да под неволею…Итак, я ныне положился лучше мне ничего не знать, а хотя бы и знать, да молчать».

Молчал Авель долго, почти 9 лет. 24 октября 1823 года он поступает в Высоцкий монастырь в Серпухове. В это время он пишет автобиографию «Житие и страдание отца и монаха Авеля», и «Книгу Бытия». В этой книге рассказывается о возникновении земли  и сотворении мира. Пророчеств в тексте нет, ее слова просты и понятны, чего нельзя сказать об авторских  рисунках. Некоторые предполагают, что частично они напоминают гороскопы, но в большинстве своем рисунки вообще не понятны.

Вскоре по Москве поползли  слухи о скорой кончине Александра I, и о том, что Константин убоится участи Павла I и отречется от престола. Предсказывалось даже декабрьское восстание 1825 года. Источником страшных предсказаний был, конечно же, вещий Авель.

Как ни странно, на сей раз никаких санкций не последовало. Возможно это случилось потому, что император Александр I незадолго до этого посещал преподобного Серафима Саровского, и тот предсказал ему почти то же самое.

Сгубила предсказателя нелепая оплошность. Весной 1826 года перед коронацией Николая I графиня А. П. Каменская спросила, будет ли коронация. Он, вопреки своим правилам, ответил: «Не придется вам порадоваться коронации». По Москве тут же пошли гулять слухи, что не бывать Николаю I государем - все истолковали слова Авеля именно так. Значение же предсказания было иное: государь разгневался на саму графиню Каменскую, за крестьянские бунты в ее имениях, и ей было запрещено появляться при дворе, а тем более - присутствовать на царской коронации.

Наученный горьким опытом, Авель понял, что это ему с рук не сойдет, и почел за благо исчезнуть из столицы. В июне 1826 года он покинул монастырь и не вернулся.

Однако по повелению императора Николая I он был найден в родной деревне,  взят под стражу и по указу Синода от 27 августа отправлен в главную церковную тюрьму -  арестантское отделение в Суздальского Спасо-Евфимьевском монастыре.

Будучи в Высоцком монастыре он написал еще одну «зело престрашную» книгу и, как всегда, отослал государю на ознакомление. Кто знает, что мог предсказать Авель Николаю I? Бесславную Крымскую кампанию, преждевременную смерть? Ясно то, что предсказание государю так не понравилось, что на волю Авель больше не вышел.

Итак, что же осталось от предсказаний? Протоколы допросов упоминаются пять тетрадей -книг. Так или иначе, все они исчезли в XIX веке. Это были дажэе не книги, а сшитые между собой листы бумаги. Насчитывали эти «книги»  40 до 60 листов. Кроме этого сохранились две книги прорицателя: «Книга Бытия» и «Житие и страдания отца и монаха Авеля». Ни в той, ни в другой книге пророчеств нет. Только описание уже сбывшихся предсказаний. Однако: так как император Павел I с тетрадями ознакомился, более того -  он беседовал с самим монахом, после этих бесед появилось знаменитое завещание Павла I. «В Гатчинском дворце... в  одной небольшой зале, посередине на пьедестале стоял довольно большой узорчатый ларец, запертый на ключ и опечатанный... Открыть ларец и вынуть в нем хранящееся возможно будет только по исполнении ста лет со дня кончины Императора Павла I, и только тому, кто в тот год будет занимать Царский Престол в России. Павел Петрович скончался ночью,  с 11 на 12 марта в 1801 году».

Этот ларец  хранил предсказание, написанное Авелем по просьбе Павла I. Но узнал подлинную тайну ларца Николай II, в 1901 году.

А пока в арестантской камере в январе или феврале 1841 года  скончался прорицатель Авель Вещий. Напутствованный святыми таинствами,  он был погребен там же, за алтарем арестантской церкви Св. Николая.





 

Copyright ©Провидец.ru. Все права защищены Главная | Гороскопы | Карты Таро и другое | Великие пророки | Предсказания | Интересные факты | Форум | Наши партнеры

 

Rambler's Top100